batch2k (batch2k) wrote,
batch2k
batch2k

Category:

Япония. Все — в сад

Япония. Все — в сад


«Символ Японии — Фудзияму — я так и не видел, хоть забирался [на смотровую площадку]. Думаю, это правильно. Правда, меня не спросили, просто не показали: Фудзияма вечно в облаках. Вот и Акутагава жалуется: „Даже в ясные дни, когда солнце освещает море и побережье, Фудзи все равно скрыта облаками...“ Образ ускользает, что и задумано. Вообще идея недоговоренности — господствующая. В классическом искусстве Запада художник знает примерно столько, сколько умеет изобразить. В современном — часто знает меньше, чем умеет. У японского художника в запасе так много, что возникает комплекс неполноценности: сталкиваешься с чем-то превосходящим — интеллектуально, чувственно, духовно. Для Запада было откровением, что японец оставляет нетронутыми три четверти холста. Вот и Фудзияма не просматривается, а подразумевается. И не лучше же она, чем Казбек или Монблан. О Фудзияме, как и обо всей Японии, можно — и нужно — не знать, а догадываться.»


П. Вайль. «Гений места» (с изменениями). Глава «Всё в саду»




Япония повсеместно эклектична и, как что-то намного превосходящее тебя, неуловима при взгляде в упор: перед глазами проходят сады и небоскрёбы, асфальтово-бамбуковые джунгли и горящий ночи напролёт неон, но остается ощущение чего-то капитально недопонятного.


Парк позади отеля
Одна из токийских артерий

Японский стиль — это много пустоты, как на классических гравюрах, так и в мегаполисе, переполенном народом. Однако пешеходные дорожки на уровне третьего этажа пустуют: все, опасаясь фотостарения, перемещаются поздемными переходами (которых тут в десятки раз больше, чем в Москве) или подземными же поездами, благо станция метро есть под каждым крупным зданием. Идея пустого пространства выливается даже в то, что в вестибюль гостиницы в буквальном смысле можно было бы поставить стандартную русскую двенадцатиэтажку.


Из этого вестибюля каждое утро специально обученный японец обзванивал номера наиболее активно восхищавшихся Японией на предыдущий день и поэтому неспособных в 7:30 выехать на конференционном автобусе. Ни разу не повысив голос и не изменив тон в ответ на мольбы оставить в покое, он добивался-таки исполнения воли начальства: побудки российских коллег и отправки их в университет на такси.


Вестибюль гостиницы

Столица изобилует хай-теком: на одной из центральных улиц — Гинзе — есть шоу-рум с электрическим концепт-каром от ниссана, в политехническом музее по полу ползают паукообразные роботы, а к людям выходит, общается с ними и играет в футбол знаменитый Азимо (названный в честь А. Азимова). На улицах же отец Азимо — наверное, собранный ещё при самураях — работает ГАИшником, предупреждая водителей об объезде препятствия.


Знаменитый ASIMO

Одна из древних столиц Японии — находящаяся недалеко от Токио Камакура — впечатляет количеством буддистских храмов (их тут более 60), а уж синтоистские и вовсе не поддаются учёту. В этих храмах принято метать денежку от линии (примерно как на таможне) в копилку-амбар, а потом хлопать в ладоши, кланяться, бормотать под нос «аригато-о-о-о» и отходить в сторону: помолился, дай другим совершить отправления культа. Для желающих на улице есть специальные барабаны, которые можно вращать с религиозным умыслом; но что делать, если все время выпадает этикетка от пива «Йебису» — я так и не понял.


Ещё один храм
Молебен
...и оно обязательно сбудется.

Один из буддистских храмов в Камакуре ужасно возвышен: в двух лотосовых прудах, кишащих карпами и черепахами с явными признаками кислородного голодания, находятся два острова — один из них называется «Сан!» (что означает «жизнь»), а другой — «Ссыэ!» (что переводится, вроде бы, как «смерть»). Центральная аллея города засажена сакурами, и по ней снуют неутомимые рикши, которые, по информации, в XIX веке редко доживали до 40: гипертрофия сердечной мышцы. К сожалению, ни гейш, ни нинздя, ни якудзы замечено не было (хотя последние точно есть).



Девушка в кокошнике
Рикша

А ещё в древней столице есть Большой Будда (ДайБутсу) высотой 15 метров и весом более 120 тонн (медь, литье). Сзади у него почему-то есть некие сопла, выглядящие как реактивные. А в Тихом океане с начала августа не купаются: зверствуют медузы. Мы осознали, что в хлам изжалены ими, покачиваясь на сёрферских волнах в полукилометре от берега Камакуры, под покровом ночи.


Будда Амида (?????)

Замечательнее всего в Камакуре суши-бар с транспортёром: эта движущаяся мимо всех столиков резиновая лента с невообразимым разнообразием маленьких тарелочек разного цвета со съестным (каждый цвет соответствует определенной цене) является признаком того, что заведение недорогое, а уж о качестве суши и сашими в Японии можно точняк не беспокоиться. Внутри японцы, отстояв сорокаминутную очередь (а это, оказывается, для японца кайф!), занимают место у транспортёра и начинают прямо-таки былинно-анимэшное пиршество, протекаюшее под какую-то самурайскую банную музыку и вопли поваров, готовящих все явства прямо под носом, в самом центре овала транспортёра. Сакэ принято пить горячим, из рюмки, которая стоит в деревянной коробочке, каждая из которых заполнена до краёв. А после сушийных оргий чрезвычайно приятно попить ещё сакэ, уже из двухлитрового жбана и сидя на железнодорожной станции!


Митя на седьмом небе
Конитива-а-а! :-)
Магические свиньи
Сакы!

Русскоговорящая экскурсовод Махира внесла свой вклад в ларец с лейблами, который понимающие люди бережно проносят по жизни и следят, чтобы тот ни в коем случае не оскудевал. Её спрашивали, откуда она так хорошо говорит по-русски, и выяснилось, что на самом деле она японка только частично, и в Токио переехала недавно из России. Но, видимо, какой-то японский ген соорудил в её устах выражение, не способное сложиться у эндемичного русского: «сделать уважение». Какая-то самурайская окраска этой фразы (ср.: «сделать сэппоку») настолько всех воодушевила, что буквально в течение считанных часов это, уже ставшее любимым, выражение начало порождать такие перлы японской абстрактной мысли как «сделайте мне, пожалуйста, фронтально» (что обозначает — сфотографировать на фоне достопримечательности).



Дзен-электричество
Даун-таун

После посещения очередного буддистского храма в Токио пришёл единственно правильный способ сообщить о себе товарищу, который только в этот момент должен был заселиться в гостиницу на другом конце города и после этого, почти не переодеваясь, встретиться с нами в ещё более одалённом и злачном квартале, где до того никто, само собой, не бывал. (Причём задача усугублялась ещё и тем, что в Японии не работают обычные (не 3G) мобильники, и такой способ договориться о встрече не оставляет второй попытки.) Заклинание, оставленное для него по телефону у портье гостиницы, состояло из двух японских иероглифов: «Нэ!» и «ССЫ!». Стоит ли говорить, что встреча состоялась без сучка, без задоринки.


"Облико морале"
Синдзюку

Злачный район Синдзюку богат реально зашибенными небоскрёбами, трущобами, странными заведениями и игровыми клубами. Так, в помещении на 1000 человек, где накурено так, что хоть катану вешай, всё заполнено до предела: идёт игра на автоматах. Причём там нет ничего от реалистичной трёхмерной графики или сложного проработанного сюжета мировых хитов компьютерной игровой индустрии: на экране какие-то школьницы с глазами в пол-лица командуют ордами непонятных существ и генерируют шквалы молний. Или ещё, чувак сидит перед экраном за барабанной установкой и отчаянно по ней фигачит, но при этом не слышно ни намёка на музыку или хотя бы на барабанную партию, которая могла бы какой-то там внутренней музыке подыгрывать. Вместо этого на экране творится что-то такое, что только в самую последнюю очередь натолкнет на мысль о музыке. Я бы, например, хотел статью таким образом написать — это было бы реально няшно!


Синдзюку-тян
Игровой клуб
Бар в трущобах Синдзюку

В дебрях Синдзюку мы продолжили плановое знакомство с природными токсинами, а именно заказали знаменитую рыбу фугу, тетродотоксин некоторых внутренних органов которой блокирует натриевые каналы и приводит к параличу гладкой мускулатуры. Оказалось это фантастически дорого и весьма по-японски: если б не тетродотоксиновый китч, нипочём не догадаться бы, что ешь что-то особенное! (Это как, пия водку на лавочке, представить себе, что находишься на самурайском привале, и уздечка твоей лошади подвязана к ветвям сакуры.) Хотя само собой, в си-ви биофизика, биохимика, а тем более, восходящей звезды мировой токсинологии, этот пункт биографии будет смотреться единственно верно.


Друзья скромно поужинали
Фугу! (????)
Японский рэпак

Я намеренно не привожу фотографий с конференции, потому что у меня их все равно нету. После того завихрения, которое оставляет знакомство с Японией в режиме нон-стоп, краски академического мероприятия, по меньшей мере, несколько меркнут. В любом случае, всё это можно посмотреть в полной версии фотоальбома.


Токио-тауэр
Радужный мост ночью
???????!!!

«Дивная повсеместная эклектика. Костюм с кимоно. Сендвич с вареньем из фасоли. У знакомого профессора дома в кабинете весь стол в компьютерах, а спальня — тюфяк на циновке. Ультрафиолетовые стерилизаторы для ковшиков у монастырского священного источника. Заходишь в забегаловку: в бульоне пшеничная лапша удон или гречишная лапша соба. Знакомым голосом звучит радио, но сразу не разобрать: стоит шум — лапшой положено хлюпать, так вкуснее, все и хлюпают. Заказываешь лоханку, втягивая удон с такой силой, что концы хлещут по глазам, и [орёт] Эдит Пиаф.»


См. остальные фотографии → (+ слайдшоу)


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments